Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Поле битвы – Земля

Поле битвы – Земля.

На нас неудержимо наступает индийское лето. Кстати, пользуясь случаем, поздравляю всех москвичей с 20-ю градусами! Скоро уже начну завидовать, когда у нас перевалит за +40. Пока же на наших улицах вовсю разворачиваются картины climate changing – глобального изменения погоды. Мистер Альберт Гор утверждает (и за это отхватил Нобелевскую премию), что мы тут потееем, потому что часто пользуемся дезодорантами и холодильниками с фреоном. Но я без всяких претензий на нобелевку заявляю, что не видела ни одного индийца с дезодорантом, им это вообще не свойственно. Да и наши соседи из трущоб тоже не сильно замечены в страсти к холодильникам. Климат меняется сам по себе, и это очевидно даже не-метеорологу. В том году в апреле плавился асфальт, а мои счета за электричество складывались в четырехзначные цифры. Сейчас же у нас чуть ли не каждый вечер идет дождь (7 минут с ураганом, высыхает через 3 минуты). Это такой же нонсенс, как у нас снег в июне. Но тем не менее.

К тому же сейчас выползли и активизировались все гады и гнусы из смелых эротич.. научных фантазий Карла Линнея. Дальше особо впечатлительным читать не рекомендую. И вообще, этот пост я потом пошлю Стивену Спилбергу для сценария фильма ужасов.

Collapse )

Нимрана

Нимрана

Так вот, рассказываю, собственно, о том, куда мы ездили по жуткой и развеселой индийской дороге.

Нимрана – старинная крепость, превращенная в современный дорогой отель. Очень красивое, но малоизвестное путеводителям место.Collapse )

Опять о древнем и культурном. Lal Qila – Красный Форт

 Опять о древнем и культурном. Lal Qila – Красный Форт


Красный Форт – Делийский Кремль в прямом смысле этого слова. Всего за 9 лет, с 1639 по 1648 годы император Шах-Джахан – тот самый, что выстроил Тадж-Махал и Красный форт в Агре – построил для себя этот великолепный дворец-крепость и перенес древнюю столицу из Агры в нынешний Старый Дели (скромненько назвав город Шахджаханабадом). Шах-Джахан был немного свѐрнут на строительстве, как, впрочем, многие властители мегаполисов – (один, кажется, немецкий император, из наших Петр I и свежепамятный г-н Лужков). Все они отличались размахом, собственным неповторимым стилем и полной невменяемостью пренебрежением общественным мнением. Наряду с лужковскими башенками и людовиковскими версалями, архитектура получила стиль шахджахани.

У потомков к тов.Джахану есть много вопросов. Например, что ж он так неподумавши обосновался именно в этом районе, бедном на фрукты, богатом на пестициды, с холодной зимой и невыносимо жарким летом? Как же ему не подсказал никто перенести столицу не в Дели, а например, на Гоа? Эх, хорошо бы было! Многие страны сразу по нескольку посольств открыли бы, вдоль береговой линии…
Итак, по недосмотру министерства туризма XVI века мы вынуждены мерзнуть в Дели и осматривать Красный Форт как главную и центральную достопримечательность города.
Темпы строительства, конечно, никуда не годились, ввиду отсутствия среди подрядчиков компании ИНТЕКО с ее великолепными пластиковыми окнами, стульями и плинтусами как в Царицыно. Приходилось делать всѐ по-лоховски из натурального мрамора и выпиливать из настоящего дерева. Такими темпами дворец Лал Кила выстроили за 9 лет, закончив в тот же день, в который заложили первый камень (дураки-историки до сих пор восхищаются, что так быстро).
Когда тов.Шах-Джахан перенес столицу и по-королевски обустроился на новом месте, ему потребовалось срочно и масштабно пропиарить свою недвижимость или (как говорится вне маркетинговой тусовки), развести понты. Он созвал соседей по этажу и континенту, выписал делегации из Европы и прочих экзотических стран, приказал протереть пыль и начистить ложечки.
Визитеры, как и ожидалось, были сражены богатством шахджаханщины. Большинство начало коварно придумывать, как напасть и отобрать. И было понятно, почему. Троны, на которых восседал Шах-Джехан, были настолько богато инкрустированы камнями, что вошли в легенды. Один из них увез к себе в Иран Надир-шах, который таки завоевал город спустя сто лет после его постройки. Уволок табуреточку, хмырь! А сколько было утащено вилок и ложек, вообще не сосчитать!
История индийской недвижимости не менее печальна, чем московских «элитных» новостроек: огромные бабки вложены, а охраны и правовой защиты никакой. В итоге приходят судебные приставы (соседские шахи) и сносят это всѐ ровненько или перепродают по липовой доверенности в пятые руки. А иногда и просто охрана профукивает снайпера, и домишко (фортишко) отходит братишкам (сынишкам). Тов. Шах-Джахан только назвал Лал Кила «фортом», а об обороне и защите периметра не подумал. Ни сигнализации тебе, ни хоть какого ЧОПа завалящего не организовал. Даже верблюдов с мигалками тогда не изобрели!

Периметр стен Лал Кила больше двух километров и выстроен в виде неправильного восьмиугольника. Такая форма станет позже традиционной для построек династии моголов. Со стороны реки высота стен составляла 16 м, со стороны города – 36 м. Внизу был прорыт девятиметровый ров, а сегодня там растет мягкая зеленая травка, которую кушают местные священные коровки.

В форт ведут Лахорские ворота, обращѐнные к Чандни-Чоуку (главная торговая улица Старого Дели – непроходимая шумная помойка, куда белым категорически не стоит соваться), и далее следует широкий коридор Чаттак Чоук, где от прошлого сохранился богатый придворный базар. Вот уже 500 лет местные впаривают восторженным туристам всякую блестящую дребедень и антиквариат, изготавливаемый в той же лавке за тряпочкой.

Выбравшись с базара, можно, наконец, посмотреть на прекрасные дворцовые сооружения.



Прежде всего – это Диван-и-Ам (Зал общих аудиенций).

Когда-то стены зала были украшены серебряными панно. Вокруг Диван-и-Ама стояла изящная золочѐная ограда, за которой располагались тенистые сады (от садов остались кустики, ограды я вообще не заметила).

Каждое утро в присутствии императора здесь проводилось заседание двора — дарбар.
 

Шах-Джахан сидел на высоком троне, рядом ниже на мраморных лавках насиживали себе воспаление всего королевские князья и визири, а остальные придворные и знать выстраивались на Диван-и-Аме в зависимости от их рангов и иерархии. Всѐ начиналось с торжественного шествия богато украшенной конницы, за которой шли слоны в расшитых золотом попонах с серебряными колокольчиками. После парада Шах-Джахану показывали диковинных животных, отловленных во время последней охоты. После всех увеселений можно было заняться и государственными делами, выслушать какие-нибудь доклады министров и принять каких-нибудь послов. В общем, нормальный чиновничий распорядок.
На стенах Диван-и-Ама были (всѐ надо писать в прошедшем времени!) изображения птиц, цветочные орнаменты и натюрморты, исполненные французским художником Остином де Борденю. Во время подавления восстания 1857 г. большинство драгоценных камней, украшавших стены, были украдены англичанами (о чем, кстати, не пишут в путеводителях на английском языке!).
Рядом с Диван-и-Амом стоит Ранг Махал (Разноцветный дворец), названный так из-за цветных украшений, которыми он славился на весь мир. На потолке, который был сделан целиком из чистого серебра, – прекрасные цветочные орнаменты. Во время заката могольской династии потолок пришлось переплавить на монеты, когда казну совсем проели. Честно говоря, я вообще этот сарайчик как-то и не заметила. Поблек он малѐк, видимо.

Диван-и-Кхас. Воздушное безе из мрамора, всё в полудрагоценных цветочках и с каменным «роялем» в середине. Сверху усыпан голубями.
В центре Диван-и-Кхаса, залы для частных аудиенций, где Шах-Джахан принимал своих министров и знать, стоял еще более величественный легендарный «Павлиний трон». Создавали «Павлиний трон» семь лет. Более ста рубинов и столько же изумрудов, полкило алмазов, голубых сапфиров и кубометры жемчуга. Основа Павлиньего трона — стилизованное дерево из резного золота, покрытого эмалью. А по обе стороны от трона застыли фигуры двух павлинов. Самый крупный рубин весил 100 каратов, и внутри него была вставлена 50-каратная жемчужина. Главной же фишкой был огромный бриллиант Кох-и-Нор (80-90 каратов), который сейчас красуется в короне английской королевы (об этом тоже ни слова в путеводителях). Этот трон и смародерствовал позднее иранский Надир-шах. Остатки хранятся в Тегеране, правда, с выковырянными камушками и без Кох-и-Нора.







Если бы по итогам презентации дворца Шах-Джахан выпустил бы пресс-релиз, то хорошим заголовком могли бы стать строки персидского пушкина того времени Садилла Хана: «Если где-нибудь на земле существует рай, то он здесь, он здесь, он здесь». Позже модный райтер (графитчик-каллиграф) Рашид написал эти строки настоящим золотом на одной из колонн Диван-и-Кхаса. Сейчас золота нет, но надпись сохранилась и доступна всем желающим почитать по-персидски. Пониже, на уровне глаз, добавилось много других надписей менее пристойного содержания на разных языках мира.





Потолок зала поддерживается тридцатью двумя резными колоннами, которые во времена величия форта были украшены драгоценными камнями.

В Диван-и-Кхасе потолок был также серебряным и оценивался в 3 млн. рупий — огромная по тем временам сумма (сейчас на 1000 рупий можно вполне очень даже прилично поесть в хорошем ресторане, вдвоем и с вином).
С северной стороны от Диван-и-Кхаса возвышаются три связанных друг с другом мраморных павильона: Тасбикхана (зал для совершения молитв), Кхвабгах (спальная комната) и Байтхак (гостиная).
Зал молитв и прилегающая к нему спальня разделены резной решѐткой, в центре которой изображены весы правосудия, полумесяц и звезды. За этой решѐткой обычно сидел придворный рассказчик и, тихо напевая сказки, убаюкивал отходившего ко сну императора (клёво, да? Тихий час такой)

Рядом с Диван-и-Кхасом расположено то, без чего нормальной дачи не представить, не говоря уж о дворце. Догадались? Правильно, баня! Точнее, королевский хамам. А еще точнее – женская баня хамам. Я, конечно, не преминула заглянуть в окошко. Там пыльно и тоскливо, внутрь не пускают и тѐтки не моются. В половине здания устроена вообще трансформаторная будка. Но красиво и мраморно. Кстати, 500 лет назад там был водопровод с горячей водой!
 


Это – построенная в 1662 г. императором Аурангзебом беломраморная Моти Масджид (Жемчужная мечеть). Первоначально над ней возвышались золочѐные купола, но после сипайского восстания 1857 г. из-за сильных разрушений их пришлось заменить мраморными.

В северном углу крепости сохранились два изящных павильона, носящих названия месяцев сезона дождей — Саван и Бхадон (июль-август). В стенах этих сооружений были скрыты резервуары для воды. Проходя по внутренним нишам, вода падала с потолка, и создавалось полное впечатление дождя.

Сейчас воду пускать экономически невыгодно, поэтому павильоны больше напоминают бойлерные.

Мой друг Белочка (aka Кудяблик): 
http://www.youtube.com/watch?v=-c86jS-HHVw

Гораздо позже, с середины XIX века в Лал-Кила квартировали британские войска.

Дворец был перестроен, сады заменили английскими, большая часть сказочных богатств не сохранилась (кто бы сомневался?!).

Двести лет без капремонта. Made in UK

А в 1947 году индийские повстанцы заняли почту, телеграф, телефон и Лал Кила. По случаю из дворцовых стен повыковыривали оставшиеся полудрагоценные камни, вытоптали остатки газонов и разнесли вдребезги пополам английские постройки. Индия стала свободной.

С тех пор ежегодно в День независимости 26 января над Лал-Кила поднимают флаг и премьер-министр обращается к народу. Сегодня он это делает из-за бронированного стекла, а на площади в многотысячной толпе нет ни одной зажигалки.



 

Бродилки по могилкам

 Бродилки по могилкам

Так получилось, что за последнюю неделю мы посетили три крупные достопримечательности, и все эти 3 места оказались… могилками. В Индии всё, что младше 3000 лет - отстой. Или, в лучшем случае, копия европейского. Взять, к примеру, современные машины. С виду, вроде, Тойота Королла, бизнес-седан модного серебристого цвета. А внутри – корыто скрипучее, да и только!
Так вот. Архитектура. Я, вообще-то любитель. А тут – все, что не памятник, то могилка. Мавзолей. Усыпальница. Tomb. Причем, для современных индийцев tomb как раз очень полезное место. Вокруг него, как правило, разбит парк с травкой, на которой можно кушать обед, валяться с любимыми и играть в крикет. На худой конец, если этот tomb настолько древний, что в его времена парков не разбивали (т.е. ему больше 500 лет), то на нем можно сушить белье и жить по ночам.
Начали мы с самого «окультуренного» комплекса – усыпальницы Хумаюна (Humayun`s Tomb).
Humayun Tomb
Из того, что хватило терпения прочитать на табличке по-английски, узнала, что тов. Хумаюн был реально крутым перцем. Я бы его поставила на второе место после нашего Александра Македонского. Хумаюн 1508 г.р. – второй из Великих Моголов, папа великого индийского правителя Акбара. Всю свою жизнь воевал с Шер-шахом за обладание северной Индией. В процессе пропутешествовал полмира. Враги погнали Хумаюна из Индии аж в Иран, где он, собрав новую армию через Афганистан и прилегающие неспокойные территории вернулся в Индию и победил плохих. В ходе своего vip-трипа Хумаюн и 40 человек свиты, включая жен, детей и попугаев, дошли из Ирана (где им по каким-то причинам не сиделось), аж до нынешнего грузинского Тифлиса, а оттуда, через Узбекистан (без всяких виз!) они вернулись обратно в родную Индию.
Сгубила Хумаюна… астрология. Однажды, в перерыве между военными командировками, он спускался из библиотеки с охапкой книг и услышал звон священного азана (не знаю, что это, но это важно). Хумаюн попытался преклонить колени, но запутался в полах своего платья и скатился кубарем по лестнице. От полученной черепно-мозговой травмы несколько дней спустя он скончался.
Расхлебывать последствия пришлось, как всегда, жене Хамиде-Бегум. Разобрав чемоданы и раздарив соседним шахам сувениры, Хамида-Бегум выбила покойному супругу участок подальше за городом и в 1562 году стала строить мавзолей. Не Ваганьково, конечно, но тоже неплохо. Десяток гектаров, шикарный парк, красный камень и белый мрамор. Проект выполнял самый модный архитектор того времени, перс Мирза Гийас, который впервые в Индии дополнил гробницу чётко распланированным парком-садом. Впоследствии сады стали непременным атрибутом всех памятников могольской архитектуры. Спустя 60 лет планировка комплекса Хумаюн Томб стала образцом для другого скорбящего супруга – Шах-Джахана, построившего Тадж Махал. Хумаюн Томб включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Внутри павильонов очень красиво. Поражают искусно выточенные из камня решетки на окнах. Тень от них создает фантастические по красоте кружевные узоры.
Короче, они ТАМ лежат так, как мы ЗДЕСЬ не живем.



Местный охранник суров, как весь почетный караул Мавзолея. Ходит строевым шагом туда-сюда. Как говаривал Хрюн Моржов, внушаеть!
Есть момент, который для меня пока остается загадкой. Откуда у Великих Моголов на стенах звезды Давида?! Может, кто знает?
Я это объясняю тем, что у индийцев шестиконечная звезда не имеет отношения к иудейской вере, а символизирует Колесо Сансары – жизнь вечную и бесконечную. Но я могу ошибаться. Пишите комменты, кто в курсе.

Вторая могилка – Firoz Shah Tughliaq Tomb – Фируз-шаха Туглака (1351-1388) (Шаха ТухлякА, в моей интерпретации). Эта уже больше походит на могилку, но, скорее, потому что индийцы взялись ее реставрировать. Без этого комплекс протянул бы подольше.
Вот, пожалуйста, каменная ротонда.
Свалили под ее крышу мешки с цементом. Судя по скорости работы, израсходуют этот цемент они года через три. А так, на всякий случай, через 7 месяцев начинается сезон дождей… блин, бедная ротонда! Она же превратится в монолитный каменный столбик…
Про Тухляка коротко (Советская историческая энциклопедия. Лит.: Ашрафян К. З., Делийский султанат, М., 1960): ФИРУЗ-ШАХ ТУГЛАК правитель (1351-1388) в Делийском султанате, болезненный и слабый, но разумный и кроткий, заботился о благоустройстве страны, строил плотины и каналы для орошения, водоемы, караван-сараи, мечети, школы, больницы и мосты. Пришел к власти в период усиления могущества крупных феодалов - мукта, роста их сепаратизма и обострения социальных противоречий. Стремясь укрепить свою власть, пошел на уступки мусульм. феод. знати: признал наследственность условных зем. пожалований, уменьшил сборы с земель мукта в пользу центр. казны, вернул многим частным феод. собственникам конфискованные ранее земли. Ф.-ш. Т. сурово расправлялся с сектантскими течениями (шиитами, махдистами и др.), в распространении к-рых находила выражение формировавшаяся торг.-ремесл. оппозиция городов феодализму. Одновременно Ф.-ш. Т. упразднил ряд феод. повинностей и поборов с гор. населения, взимавшихся ранее сверх осн. налога с торговли и ремесла. Уменьшена была также ставка гос. позем. налога. Ограничение феод. поборов создало благоприятные условия для развития х-ва, и историки описывали правление Ф.-ш. Т. как время процветания. К концу правления Ф.-ш. Т. усилился феод. сепаратизм.
Это строение – термитник. Наша эра. Позади слева еще один «термитник» - дома важных и богатых делийцев.
Потолки везде очень красивые, украшены резьбой с письменами, орнаментом и розами. Наверное, их так подробно расписывали, чтобы упокоившемуся было, что почитать на ночь. Чего зря валяться?
Внутри томб такой же, как и многие. С видом на парк и таунхаусы местных нуворишей.






Сколько тысяч лет прошло, а Маугли всё тот же…
Комнаты для персонала? Шкаф-купе?
В какой бы стране мы ни были, на каком бы языке не говорили, а стоит зайти в темный угол и пожалуйста: «Вася + Маша = любофь»
Уже уезжая из Хауз Кхаз (это и есть место, где расположен комплекс шаха-Тухляка и большой красивый парк с розовым садом), мы наткнулись на очередной томб. Просто стоял на пригорочке. Именно таких больше всего по всему Дели. Некоторые обнесены чахлым заборчиком и на ночь их закрывают. Другие просто служат местом ночлега бесприютных делийцев. В принципе, правильно. И для «хозяев», и для нынешних «постояльцев» - это последний и единственный приют.

Вид из «окна» Тухляк-томба.



Последняя «партия» усыпальниц, с которой мы ознакомились, располагается в саду Лоди-Гарден («лоди» - по-нашему, что-то типа правителя). Парковый комплекс Лоди Гарден находится в самом центре Дели. Это одно из немногих мест, где можно «подышать кислородом», как пишут в путеводителях. Там огромное количество цветов, зеленой травы (!), деревьев, живут экзотические даже по местным меркам птицы, бабочки и прочая живность. По выходным весь город ходит в сад обедать. Еще там занимаются спортом. Если европейцы бегают, то индийцы солидно ходят. Называется джоггинг. И конечно, все скамейки и все кусты усыпаны местными парочками обоего пола. Самое романтичное место. Они просто сидят/лежат и держатся за руки (больше ничего нельзя!).
До сих пор в кино не показывают поцелуи, а газеты закрывают лица целующихся расплывчатым кружком. При этом парень и девушка могут лежать в парке в такой позе, что европейцы краснеют. Свадьба по-прежнему дело договора между родителями и астрологами. Многие обручены с младых лет. В приданное девушке дается столько добра и драгоценностей, сколько она весит (ну, плюс – минус полкило). Сейчас идет волна эмансипе, поэтому в брак городские вступают лет в 25 (до 27 парни). Встречаются скорее «для души». Преимущественно в европейских кафе и больших парках.

Могилка №1, Бара Гумбад (Bara Gumbad – “большой купол”), конец XV в.

Могилка №2, Шиш Гумбад (Shish Gumbad – “глазурный купол”). На нем видны остатки голубых плиток, в большом количестве использовавшиеся для создания фризов под карнизом и над входом.

Могилка №3 (самая зеленая! Редко туда внутрь пускают. Только по выходным)

Могилка №4, восьмиугольный мавзолей Мухаммед-шаха (1434-44 гг.) из династии Сайидов.
Эти ребята уже были мусульманами. Но шестиконечные звезды по-прежнему светят и тем, и другим.
Рассмотрела его подробнее:
Потолок снаружи:


Вот еще потолок. Ну никак не могу я от них оторваться! Наверное, это потому, что в нашей московской квартире в старом сталинском доме потолок был волнисто-бугристый и с него сыпалась штукатурка. А тут прямо «Хиндустан Таймз» вся на потолке. Лежи. Читай. Балдей.

Это внутри галереи мечети, рядом с томбом. По стенам и потолку в камне вырезаны суры из Корана.
Вообще, конечно, у местных почтения к памятникам не сильное. Как, впрочем, и у всех «местных». Вот, пожалуйста. Парковка для велика.


Самая непыльная работа в Дели у охранников. Они называются «чикидАр». Но я их зову «чикипуками», потому что у этих ребят всегда всё чики-пуки. Вот кресло – рабочее место. Круто, да?
Кстати, насчет работы. Судя по отсутствию строительных лесов или хотя бы стремянки, штукатурные работы на этом объекте завершены. Ребята покрасили, насколько руки дотянулись, и всё, хватит.
Вот еще один бравый страж. Правда, непонятно кто кого и от чего охраняет.
Делийцы стараются приучаться к чистоте и красоте. Поэтому везде расставлены помойки, с призывом ими воспользоваться. Но посетители всё равно кидают мусор куда попало, а помойки опустошают по вечерам местные нищие (т.е. они не нищие, это у них каста такая). В парке могут гулять и не грамотные люди. Для них всё нарисовано в картинках:








Ну вот, бродя тенистыми аллеями,…
…добрела я до пруда.
Местным уткам горячо стоять на камушке («Ай, бля! Горячо, бля!), вот гусь и пляшет там на одной ноге.

И даже в парке не стоит забывать про индийское сумасшедшее двухполосное движение!!!
Дели рулит!