?

Log in

No account? Create an account

March 2nd, 2011

 Опять о древнем и культурном. Lal Qila – Красный Форт


Красный Форт – Делийский Кремль в прямом смысле этого слова. Всего за 9 лет, с 1639 по 1648 годы император Шах-Джахан – тот самый, что выстроил Тадж-Махал и Красный форт в Агре – построил для себя этот великолепный дворец-крепость и перенес древнюю столицу из Агры в нынешний Старый Дели (скромненько назвав город Шахджаханабадом). Шах-Джахан был немного свѐрнут на строительстве, как, впрочем, многие властители мегаполисов – (один, кажется, немецкий император, из наших Петр I и свежепамятный г-н Лужков). Все они отличались размахом, собственным неповторимым стилем и полной невменяемостью пренебрежением общественным мнением. Наряду с лужковскими башенками и людовиковскими версалями, архитектура получила стиль шахджахани.

У потомков к тов.Джахану есть много вопросов. Например, что ж он так неподумавши обосновался именно в этом районе, бедном на фрукты, богатом на пестициды, с холодной зимой и невыносимо жарким летом? Как же ему не подсказал никто перенести столицу не в Дели, а например, на Гоа? Эх, хорошо бы было! Многие страны сразу по нескольку посольств открыли бы, вдоль береговой линии…
Итак, по недосмотру министерства туризма XVI века мы вынуждены мерзнуть в Дели и осматривать Красный Форт как главную и центральную достопримечательность города.
Темпы строительства, конечно, никуда не годились, ввиду отсутствия среди подрядчиков компании ИНТЕКО с ее великолепными пластиковыми окнами, стульями и плинтусами как в Царицыно. Приходилось делать всѐ по-лоховски из натурального мрамора и выпиливать из настоящего дерева. Такими темпами дворец Лал Кила выстроили за 9 лет, закончив в тот же день, в который заложили первый камень (дураки-историки до сих пор восхищаются, что так быстро).
Когда тов.Шах-Джахан перенес столицу и по-королевски обустроился на новом месте, ему потребовалось срочно и масштабно пропиарить свою недвижимость или (как говорится вне маркетинговой тусовки), развести понты. Он созвал соседей по этажу и континенту, выписал делегации из Европы и прочих экзотических стран, приказал протереть пыль и начистить ложечки.
Визитеры, как и ожидалось, были сражены богатством шахджаханщины. Большинство начало коварно придумывать, как напасть и отобрать. И было понятно, почему. Троны, на которых восседал Шах-Джехан, были настолько богато инкрустированы камнями, что вошли в легенды. Один из них увез к себе в Иран Надир-шах, который таки завоевал город спустя сто лет после его постройки. Уволок табуреточку, хмырь! А сколько было утащено вилок и ложек, вообще не сосчитать!
История индийской недвижимости не менее печальна, чем московских «элитных» новостроек: огромные бабки вложены, а охраны и правовой защиты никакой. В итоге приходят судебные приставы (соседские шахи) и сносят это всѐ ровненько или перепродают по липовой доверенности в пятые руки. А иногда и просто охрана профукивает снайпера, и домишко (фортишко) отходит братишкам (сынишкам). Тов. Шах-Джахан только назвал Лал Кила «фортом», а об обороне и защите периметра не подумал. Ни сигнализации тебе, ни хоть какого ЧОПа завалящего не организовал. Даже верблюдов с мигалками тогда не изобрели!

Периметр стен Лал Кила больше двух километров и выстроен в виде неправильного восьмиугольника. Такая форма станет позже традиционной для построек династии моголов. Со стороны реки высота стен составляла 16 м, со стороны города – 36 м. Внизу был прорыт девятиметровый ров, а сегодня там растет мягкая зеленая травка, которую кушают местные священные коровки.

В форт ведут Лахорские ворота, обращѐнные к Чандни-Чоуку (главная торговая улица Старого Дели – непроходимая шумная помойка, куда белым категорически не стоит соваться), и далее следует широкий коридор Чаттак Чоук, где от прошлого сохранился богатый придворный базар. Вот уже 500 лет местные впаривают восторженным туристам всякую блестящую дребедень и антиквариат, изготавливаемый в той же лавке за тряпочкой.

Выбравшись с базара, можно, наконец, посмотреть на прекрасные дворцовые сооружения.



Прежде всего – это Диван-и-Ам (Зал общих аудиенций).

Когда-то стены зала были украшены серебряными панно. Вокруг Диван-и-Ама стояла изящная золочѐная ограда, за которой располагались тенистые сады (от садов остались кустики, ограды я вообще не заметила).

Каждое утро в присутствии императора здесь проводилось заседание двора — дарбар.
 

Шах-Джахан сидел на высоком троне, рядом ниже на мраморных лавках насиживали себе воспаление всего королевские князья и визири, а остальные придворные и знать выстраивались на Диван-и-Аме в зависимости от их рангов и иерархии. Всѐ начиналось с торжественного шествия богато украшенной конницы, за которой шли слоны в расшитых золотом попонах с серебряными колокольчиками. После парада Шах-Джахану показывали диковинных животных, отловленных во время последней охоты. После всех увеселений можно было заняться и государственными делами, выслушать какие-нибудь доклады министров и принять каких-нибудь послов. В общем, нормальный чиновничий распорядок.
На стенах Диван-и-Ама были (всѐ надо писать в прошедшем времени!) изображения птиц, цветочные орнаменты и натюрморты, исполненные французским художником Остином де Борденю. Во время подавления восстания 1857 г. большинство драгоценных камней, украшавших стены, были украдены англичанами (о чем, кстати, не пишут в путеводителях на английском языке!).
Рядом с Диван-и-Амом стоит Ранг Махал (Разноцветный дворец), названный так из-за цветных украшений, которыми он славился на весь мир. На потолке, который был сделан целиком из чистого серебра, – прекрасные цветочные орнаменты. Во время заката могольской династии потолок пришлось переплавить на монеты, когда казну совсем проели. Честно говоря, я вообще этот сарайчик как-то и не заметила. Поблек он малѐк, видимо.

Диван-и-Кхас. Воздушное безе из мрамора, всё в полудрагоценных цветочках и с каменным «роялем» в середине. Сверху усыпан голубями.
В центре Диван-и-Кхаса, залы для частных аудиенций, где Шах-Джахан принимал своих министров и знать, стоял еще более величественный легендарный «Павлиний трон». Создавали «Павлиний трон» семь лет. Более ста рубинов и столько же изумрудов, полкило алмазов, голубых сапфиров и кубометры жемчуга. Основа Павлиньего трона — стилизованное дерево из резного золота, покрытого эмалью. А по обе стороны от трона застыли фигуры двух павлинов. Самый крупный рубин весил 100 каратов, и внутри него была вставлена 50-каратная жемчужина. Главной же фишкой был огромный бриллиант Кох-и-Нор (80-90 каратов), который сейчас красуется в короне английской королевы (об этом тоже ни слова в путеводителях). Этот трон и смародерствовал позднее иранский Надир-шах. Остатки хранятся в Тегеране, правда, с выковырянными камушками и без Кох-и-Нора.







Если бы по итогам презентации дворца Шах-Джахан выпустил бы пресс-релиз, то хорошим заголовком могли бы стать строки персидского пушкина того времени Садилла Хана: «Если где-нибудь на земле существует рай, то он здесь, он здесь, он здесь». Позже модный райтер (графитчик-каллиграф) Рашид написал эти строки настоящим золотом на одной из колонн Диван-и-Кхаса. Сейчас золота нет, но надпись сохранилась и доступна всем желающим почитать по-персидски. Пониже, на уровне глаз, добавилось много других надписей менее пристойного содержания на разных языках мира.





Потолок зала поддерживается тридцатью двумя резными колоннами, которые во времена величия форта были украшены драгоценными камнями.

В Диван-и-Кхасе потолок был также серебряным и оценивался в 3 млн. рупий — огромная по тем временам сумма (сейчас на 1000 рупий можно вполне очень даже прилично поесть в хорошем ресторане, вдвоем и с вином).
С северной стороны от Диван-и-Кхаса возвышаются три связанных друг с другом мраморных павильона: Тасбикхана (зал для совершения молитв), Кхвабгах (спальная комната) и Байтхак (гостиная).
Зал молитв и прилегающая к нему спальня разделены резной решѐткой, в центре которой изображены весы правосудия, полумесяц и звезды. За этой решѐткой обычно сидел придворный рассказчик и, тихо напевая сказки, убаюкивал отходившего ко сну императора (клёво, да? Тихий час такой)

Рядом с Диван-и-Кхасом расположено то, без чего нормальной дачи не представить, не говоря уж о дворце. Догадались? Правильно, баня! Точнее, королевский хамам. А еще точнее – женская баня хамам. Я, конечно, не преминула заглянуть в окошко. Там пыльно и тоскливо, внутрь не пускают и тѐтки не моются. В половине здания устроена вообще трансформаторная будка. Но красиво и мраморно. Кстати, 500 лет назад там был водопровод с горячей водой!
 


Это – построенная в 1662 г. императором Аурангзебом беломраморная Моти Масджид (Жемчужная мечеть). Первоначально над ней возвышались золочѐные купола, но после сипайского восстания 1857 г. из-за сильных разрушений их пришлось заменить мраморными.

В северном углу крепости сохранились два изящных павильона, носящих названия месяцев сезона дождей — Саван и Бхадон (июль-август). В стенах этих сооружений были скрыты резервуары для воды. Проходя по внутренним нишам, вода падала с потолка, и создавалось полное впечатление дождя.

Сейчас воду пускать экономически невыгодно, поэтому павильоны больше напоминают бойлерные.

Мой друг Белочка (aka Кудяблик): 
http://www.youtube.com/watch?v=-c86jS-HHVw

Гораздо позже, с середины XIX века в Лал-Кила квартировали британские войска.

Дворец был перестроен, сады заменили английскими, большая часть сказочных богатств не сохранилась (кто бы сомневался?!).

Двести лет без капремонта. Made in UK

А в 1947 году индийские повстанцы заняли почту, телеграф, телефон и Лал Кила. По случаю из дворцовых стен повыковыривали оставшиеся полудрагоценные камни, вытоптали остатки газонов и разнесли вдребезги пополам английские постройки. Индия стала свободной.

С тех пор ежегодно в День независимости 26 января над Лал-Кила поднимают флаг и премьер-министр обращается к народу. Сегодня он это делает из-за бронированного стекла, а на площади в многотысячной толпе нет ни одной зажигалки.



 

Profile

mashabarinova
mashabarinova

Latest Month

August 2015
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Taichi Kaminogoya